Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

 

Об организации
О руководителе
Структура
Конференции
Президиумы
Мероприятия
Планирование
Районные мероприятия
Клубы «Боевая слава» и «Боевые подруги»
Комиссия по работе с ветеранами БД и ВС
Круглый стол "За РОДИНУ,за РОССИЮ"
Конкурсы "Растим патриотов России"
"Новости к годовщине Победы"

КалендарьКалендарь
Обзор прессыОбзор прессы
Законодательство
Библиотека
Зал физкультуры
Кабинет психолога
Парикмахерская
Творческая студия
Компьютерный класс
Общественная приемная для консультаций
Музей генералов РТ
Союз ветеранов ГСВГ
Партизанский музей
Видеоканал
Фотогалерея
Контакты
 
На главную»"Новости к годовщине Победы"

 

Отзвук Сталинграда из писем


01.02.2018
 

     Сотни тысяч бойцов Красной Армии отдали свою жизнь под Сталинградом за счастливое будущее своей Родины. Среди них было много наших земляков.

     О Сафронове Михаиле Алексеевиче, погибшем под Сталинградом, воспоминает дочь - Энгельсина Михайловна: - Михаил Алексеевич, член ВКП(б) с 1919 года, до войны работал в Госмузее ТАССР заместителем Директора по научно-исследовательской работе.

      24 июня, в возрасте 39 лет, был мобилизован в Красную армию. Служил политруком. Воевал под Москвой. Через два месяца  после ухода его на войну в больнице умерла его жена, моя мама. Отца отпустили с фронта на 3 дня, но по дороге автомашина попала под бомбежку, и отец чудом остался жив. Приехал только к ночи, после похорон.

       От отца  сохранились несколько писем. Одно письмо за три дня до гибели. Я их бережно храню. Письма написаны карандашом и уже очень ветхие. Поэтому я их никому не даю. Одни написано тете - Стрелковой Ольге Сергеевне, а другие родителям. Они жили в Горьковской области. В письмах отец беспокоится о нас, о нашем будущем. Итак по порядку.

       Когда маму похоронили, он вернулся в свою часть под Москву, где шли очень тяжелые бои. Мой отец здесь командует ротой. Вот строки из его письма: «....Находимся в окопе полной воды. (А у него были больные почки)… »

       « Дорогая Леля! Если в Казани получили мое последнее письмо, то ты уже знаешь о моей болезни - нефрит. Я пока вышел из строя, хватило меня лишь на месяц боевой жизни. Правда по пережитому этот месяц стоит долгих лет. Но все же я не ожидал такого исхода. Долго не верил в серьезность своей болезни. Неделю назад еще, задыхаясь и еле волоча свои ноги, я продолжал вынужденно выполнять свои обязанности в передовой линии обороны. Я надеялся еще, что мое недомогание пройдет само по себе.

       К счастью линия фронта на нашем участке оставался неизменным. Случись подвижка, особенно в нашу сторону, мне несдобровать бы. Окопы немцев всего в нескольких сотнях метров через овраг(200-250 метров). 10 октября иссякли мои последние силы, и с невозможной болью под сильным обстрелом на четвереньках пробрался в ближайшую деревню в полковой медпункт...».

      Он лечился в госпитале до начало января и был направлен в запасную часть  на  переформирование,  где  до  мая  занимался боевой  подготовкой маршевых рот. Летом  направлен в 120-ю стрелковую дивизию в качестве командира стрелкового взвода. Это дивизия формировалась в Казани. По улице Хади Такташа есть интересное здание старой школы № 43, где и находился штаб формируемый дивизии. Сегодня об этом со стен бывшей школы извещает мемориальная доска...

        Этой дивизии, в рядах которого сражались наши земляки, выпала трудная судьба - участвовать в обороне Сталинграда в самое критическое время.

      26 августа Государственный Комитет Обороны направил генерала армии Жукова в качестве заместителя Верховного Главнокомандующего(Сталина И.В.) курировать Сталинградское направление. Г.К. Жуков пишет, что в тот же вечер встретились со Сталиным, где присутствовали и члены ГКО. Верховный заявил: «В связи с тяжелой обстановкой в Сталинграде (бои уже шли в городе и вот-вот враг мог опрокинуть наши войска в Волгу) мы приказали срочно перебросить 1-ю гвардейскую армию в район Лозное и со 2 сентября нанести ею и другими частями Сталинградского фронта контрудар по прорвавшейся к Волге группировке противника и соединиться с 62-й армией, в которую с 12 сентября командующим будет назначен Чуйков. Одновременно в состав Сталинградского фронта перебрасываются 66-я армия генерала Малиновского и 24- армия генерала Козлова.

     В состав 66-ой армии и входила 120-я стрелковая дивизия (в будущем 69-я Сталинградская гвардейская). Дивизия в Сталинградском сражении принимала активное участие с 30 августа 1942 года по 2 февраля 1943 года. Командиром до 20 ноября 1942 года был генерал-майор Рякин Н.В., после него полковник Джахуа К.К. Дивизия вступила в бой сразу после десятидневного марша броска.

      Энгельсина Михайловна вспоминает о последнем письме отца.     

    « Мои дорогие, - он писал- Привет Вам со Сталинградского фронта!

      Девять дней мы шли маршем, делая по 40-50 километров в день. Прямо с марша( ... кстати, жара было 40 градусов) 1 сентября вступили в бой, пошли в наступление. Дела горячие у нас, скрывать от Вас не буду. Командую ротой бронебойщиков, истребителей танков. Чем закончится на этот раз бой, моя боевая жизнь, гадать не буду. Ибо дело это бесполезное. Бесполезно горевать и волноваться. Я спокоен. Готов ко всему, как и большинство, окружающих меня. Несчастье может случится ежеминутно и с каждым. Все мы уверены - Сталинград врагу не отдадим! Между прочем, я воюю в том районе, где был  в экспедиции от университета в 30-м году. Районный город на Волге, в котором я тогда жил, от нас всего в 14 километрах. К нему фашисты рвались всеми силами, но допущены не были. Наоборот, сейчас мы деремся   на   полях,   которые   не   так   давно,   несколько   дней   тому   назад, оскверняли ноги фашистской сволочи. К сожалению, воздух и сейчас еще оскверняется их  стервятниками.

     Я желаю Вам всего доброго, и прежде всего здоровья и надеюсь.

     Целую крепко, крепко. Ваш Михаил. 4 сентября 1942 г.

      P.S.

      Письмо не мог отправить раньше, а сегодня меня слегка ранило в правую лопатку. Перевязали. Остаюсь в строю.

Ваш Михаил. 14   сентября 1942 г.»

      После похорон мамы, ровно через год, приходит известие о смерти отца. Всегда получали солдатские треугольники, и вдруг приходит письмо в конверте. Открыли конверт с бабушкой, и я начала читать. Мне тогда уже было 10 лет, а братишке 3 года. Читаю: «Ваш отец, Сафронов Михаил Алексеевич, героически погиб 16 сентября.... ». Бабушка взяла письмо и сказав: «это, что то не то» ушла на кухню... Только через несколько дней, когда к бабушке пришла ее младшая дочь(моя тетя), по их приглушенному разговору и плачу я поняла, что произошло. Смерти отца не осознала еще до конца, ибо придя в школу, я гордо заявила учителю, что мой отец тоже геройски погиб.

        Повзрослев,  начала   собирать   сведения,   которые  рассказали   бы   о последних днях моего отца.

       Узнала, что он воевал под Сталинградом в составе 638-го полка 120-ой стрелковой дивизии 66-ой армии. Моя тетя встретилась с писателем, журналистом, который также в эти дни воевал в составе 120-й дивизии и написал о тех днях книгу «Ерзовка». Автор ее, Евгениев Павел Кузьмич, в те дни был редактором дивизионной газеты «Вперед, к Победе». Подшивки этой газеты хранятся в нашем Госмузее. Да и сам Евгеньев наш земляк. Он мне подарил эту книгу. Я дочитала до событий октября 1942 года и не стала дальше читать…

        Спустя уже немало лет решила дочитать. И, о, боже мой, нахожу рассказ, где фигурирует мой отец!

       « Командир полка вызывает бойца Анохина. - На что же я понадобился начальству, не как иначе, командиром дивизии хотят назначить - шутит боец. Я тоже иду с ним (автор книги). Комполка назначил Анохина заряжающим в орудийный расчет и поздравил награждением медалью «За отвагу».

          Выяснилось, что Анохин был подносчиком патронов у того самого пулеметчика, с которым, не отходя от пулемета, держали высотку. О нем писали еще в первые дни боев и не раз вспоминали. Пулеметчик Галеев сражался и погиб как герой. Даже, раненый продолжал косить врага. С ним был еще один боец, но кто, узнать не могли. Это, оказывается, был Анохин-шутник и балагур.

         Откуда же стало известно, что с Галеевым был Анохин? Спросил об этом командира полка, и тут он показал письмо, полученное из медсанбата. Писал раненый лейтенант Сафонов. Письмо было мной дословно переписано в блокнот и вот его текст.

         «Товарищ майор. Лежу на койке, а мысли у меня на фронте, у Ерзовки. Знаю, что там дела горячие. Хотелось быть с вами вместе. Досадно, что мало пришлось воевать против фашистской нечисти. Места мне, все - таки, знакомые. Был там, в мирное время в командировке, вернее в экспедиции от университета. (Как видите, совпадает с последним письмом Сафронова)

        Мы, со студентами геофака облазили там все балки, в том числе и речку Пичугу. Можете понять, что я почувствовал, когда после 10 походных дней оказались в Ерзовке и прямо с ходу вступили в бой. Надо было бить фашистскую нечисть беспощадно, и мы его били. Много положили в первый же день, и село заняли, только жаль, не смогли удержать его. Враг силен, однако наши бойцы дрались, как львы. Меня беспокоит, известно ли Вам, как воевал и погиб пулеметчик Шараф Галеев, сын татарского народа. Был он веселым и живым, и часто говорил, что дивизию не подкачаем, а как же? Она же наша!

    Видел, как он шел в первый раз один с пулеметом, а напарника ранила в самом начале. Меня в том бою тоже ранил. После перевязки я вернулся в батальон уже вечером, когда полк отошел на исходные позиции. Галеев был контужен. Вечер отлежался и ночью снова пошел с нами в атаку. На этот раз с ним был другой напарник. Фамилия Анохин кажется - боец хозяйственного взвода полковой батареи. Может, я поступил самовольно, забрав его из батальона, но сами ведь знаете, какие несли мы потери, как важно было их восполнить. Анохин оказался не робкого десятка, был рядом с Галеевым на той высотке. Они целый день отражали немецкие контратаки. Не знаю, что сталось с Анохиным, после того, как погиб Галеев. А погиб тот у своего пулемета, сражаясь до последней капли крови за свой народ. Его имя не может быть забыта. Герои не умирают, они бессмертны!

Ну, желаю всего доброго! А мне видать, уже не вернуться в строй. В  бою перебила ногу. Вы напишите мне.

           Ваш Сафонов».

      (После   Евгениев   признался,   что   фамилии   они   изменяли,   чтобы   враг   не воспользовался этими данными, был приказ сверху).

      Когда, это письмо прочитал Анохину, он долго сидел, молча, и сказал, наконец: «Вот ведь какие бывают люди! Этот лейтенант, когда забирал меня, он ведь действительно был ранен и шел из полкового медсанбата в батальон. Теперь же и в госпитале о нас не забывает. Спасибо ему».

      На войне наверно не было высшей награды, чем эти слова рядового. А Галеев был посмертно награжден орденом Красной Звезды.

       В селе Ерзовка Городищенского района Волгоградской области, в центре села, у школы стоит скромный железобетонный обелиск. Это братская могила погибшим бойцам шести дивизий -299, 99, 84, 116, 226, 120. Только 120-я дивизия потеряла под Ерзовкой более 5 тысяч бойцов - пали смертью храбрых.

       На обелиске нет фамилии павших, только номера дивизий. Надпись на камне:

«Земной поклон воину - освободителю. В веках  не померкнет Слава Вашего ратного подвига.»       

      За могилою образцово ухаживают учащиеся Ерзовской средней школы.

     Вокруг могилы буйно цветет сирень…

Р. Гараев

 

*****

 



Вернуться к списку новостей


Еще новости в разделе:

02.02.2018  Торжественное собрание клубов "Боевая слава" и "Боевые подруги", посвященное 75-летию разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом

27.01.2018  Генерал Федор Михаилович Красавин освобождал Освенцим - немецкое название Аушвиц

31.12.2017  С Новым Годом!







 
Поиск по сайту:
Карта сайта